Главная » 2012 » Апрель » 9 » О ЗНАЧЕНИИ КУРДСКОГО СЛОВА «КУРМАНДЖИ»
15:11
О ЗНАЧЕНИИ КУРДСКОГО СЛОВА «КУРМАНДЖИ»
ЛЯТИФ МАММАД

О предках курдов древние египетские, шумерские, ассиро-вавилонские, хеттские, урартские источники стали сообщать довольно рано. Известный востоковед доктор исторических наук М.С. Лазарев пишет, что «очень трудно, найти народ, который на своей национальной территории жил бы так долго…». С точки зрения Н.Я. Марра, «курды сохраняют элементы древней культуры Переднего Востока потому, что они являются потомками автохтонного населения...» — писал О. Вильчевский[1]. Ученые — академики Н. Я. Марр, И. М. Дьяконов, В. Ф. Минорский, Г. А. Меликишвили, И. Шопен, П. Лерх, профессор Эгон фон Эльктедт, Амин Заки, Гурдал Аксой и другие в чис­ле предков курдов называют древние племена кутиев, луллубеев, хурритов, касситов, мадов (мидийцев), кардухов, урартцев, халдов, маров, киртиев и других обитателей седого Ближнего Востока. Курды как потомки этих племен своими корнями уходят в далекое историческое прошлое.

[1]Вильчевский 0. Курды. Введение в этническую историю курдского народа. С. 70. М., 1961.



Курды - народ с ярко выраженными и четко очерченными этническими признаками, тысячелетиями живут на своей исторической родине, которую называют Курдистаном — страной курдов. Они сохранили свой язык, самобытные черты, традиции и культуру. Попытки чужеземных захватчиков ассимилировать и физически растворить их в своей среде всегда были обречены на полный провал.

Курдский язык делится на несколько крупных диалектов, одним из них является диалект курманджи, на котором говорят курды бывшего Советского Союза. Основной ареал его распространения — турецкая, иранская и сирийская части Курдистана. Абсолютное большинство курдов этих регионов называет себя «курманджи», при этом четко осознавая себя этническими курдами. Известные курдские историки Шараф-хан Бидлиси[1], Мах Шараф-Ханум Курдистани[2] и Хусрав ибн Мухаммед Бани Арделан[3] делят курдов на четыре группы (таифе), «чей язык и обычаи различаются» — на «курманджи», «лур», «кальхор» (Мах Шараф-Ханум и Хусрав ибн Мухаммед место «кальхор» называют «Бани Арделан», подразумевая под последним всех арделанских курдов) и «гуран» («гораны»). Арделанские курды своих непосредственных соседей — курдов-бабанов называли «курмандж» или «курманджи», а себя — курдами. В научной литературе диалект, на котором разговаривают курды-бабаны, принято называть сорани (соранийским) в отличие от курманджи, языка курдов Северо-Запад­ного Курдистана. Несмотря на то, что диалект сорани входит в южно-курдскую диалектовую группу, бабаны про­должают называть себя «курманджи», и это вызывает особое любопытство ученых — этнографов и лингвистов.

В курдской истории известны случаи, когда носители одного курдского диалекта переходили на другой. В начале XVIII века в округ Лейлах (или Эйлак) Сенендженского Курдистана, где прежнее население составляли исключительно гораны, поселились племена горге, шейх-исмаили, байлаванд и джафы — носители диалекта курманджи, который и пришел на смену «горанийскому»[4]. Такой же внутрикурдский диалектовый ассими­ляционный процесс мы наблюдаем в случае, когда в области Биваниж, расположенной посредине Загросских гор недалеко от Зохаба, на смену старинному биванижскому курдскому говору, который еще в середине пятидесятых годов нашего столетия наблюдал известный курдский филолог из Ирана доктор Мухаммед Мукри, пришел диалект сорани[5].

Курды племени мукри также называют себя «курманджи», хотя их разговорный диалект — соранийский и относится к южно-курдским диалектам. В письменных источниках мы находим и еще одно значение — кроме диалектового и самоназвания курдов — слова «курманджи. Курдский историк-этнограф Мела Махмуд Баязиди под словом «курманджи» понимал только оседлых курдов, в качестве альтернативы для этнонима «курд» в зна­чении «кочевник[6]. В противоположность этому замечательный русский ученый Т.Ф. Аристова в слове «курманджи», кроме «отражения самоназвания курдов» и названия одного из курдских диалектов, видела еще и третье значение — «курдского кочевого населения»[7].

Таким образом, мы наблюдаем любопытный факт, когда племена, говорящее на соранийском диалекте (бабаны, мукри и др.), называют себя курманджи, используя в качестве самоназвания слово, обозначающее северо-курдский диалект, и подчеркивают при этом свою принадлежность к курдскому этносу. Под словом «курманджи» также подразумевают или «оседлое», или же «кочевое» курдское население, Налицо факт отсутствия четко обозначенного значения слова «курманджи». Так в чем же заключается истинное значение этого слова? Что скрывается за ним? Мы попытаемся ответить на этот вопрос.

Справедливости ради необходимо отметить, что к разгадке значения этого слова очень близко подходил армянский ученый Гр. Капанцян. Ссылаясь на хеттский «Кодекс Закона», датируемый XIV веком до нашей эры, который сообщал о племенах манда и сила, освобожденных от особой повинности lurii (аhhаn), ученый писал: «В связи с темой о мандах я хотел бы здесь научно поставить вопрос и об этническом имени «курмандж», как называет себя большая часть курдов. Это kurmапj я рассматриваю как сложное слово kurmanj, причем первую часть я принимаю за kuг, а вторую часть вывожу из имени mаnda, этого древнего воинственного, распространенного по разным местам народа, или, точнее, племен, хотя есть и поныне курдское племя mаndaka без изменения «d» в «j» («dz»). Здесь понятие «сын» становится как бы формальным словом для принадлежности к племени, вроде суффикса «ак»... Образование курдского национального имени несомненно базируется на этой древней идеологии... Менее удачно было бы курмандж (kurmanj) вывести из сложения «курд» и «мандж», то есть понять как «курды (из племени) мандж» (т.е. mапdа). В том и другом случае явствует большое влияние в древности племен mandа. Я оставляю вопрос о сходстве имени manda с матиенами и мадами (=мидийцами), о чем говорилось многими учеными[8].

Г. Капанцян, прозорливо связав слова «mаndа» с курдами, несколько раньше на страницах своей работы, говоря о племенах mаndа и sаlа, их отражение стремится видеть в княжеских родах mandakuni и salkuni из древнеармянских источников, и значения слов mandak объяснчет как «манд-ец» и «сал-ец»[9].

Ключ к разгадке значения слова «курманджи» нам видится в следующем: на заре человечества, когда еще не было никакой письменности, роль сообщения играли примитивные рисунки. Эти рисунки считаются первым шагом человечества в создании всех видов письменности, так как это был самый легкий способ передачи простых понятий. Например, изображение фигурки человека означало «человек», если в его руках был изображен дротик или лук со стрелой — это означало «воин», если имелось изображение газели, зайца, утки и т.д. — перед нами уже «охотник». А если изображен воин, борющийся с каким-нибудь хищным и сильным зверем или мифическим существом, — то мы видим уже героя известной легенды, бытовавшей в данное историческое время у обитавшего здесь этноса. Если несколько человеческих фигур, «взявшись за руки», стоят в полукруг — это танец и т.д. Чтобы облегчить чтение, «писец» ставил перед «словом» специальные значки, которые как бы сигнализировали, что дальше идет имя собственное — река, страна, город, гора, растение. Эти предупредительные значки в научном мире принято называть «детерминативами»[10], помогающими читателю определить характер следующего слова. Но с исчезновением идеографического письма де­терминативы не исчезли. Например, в урартских клинописных текстах мужские и племенные имена обозначались детерминативом «I», женские имена Sаl, имена богов «D», животных «АN5U», названия рек «ID», городов «URU». Названия стран и областей определялись детерминативом «КUR», например, kur.аlzi («страна Алзи(ни)»), kur.ЬаЬаnahi («страна Бабанахи) и т.д. Таким же образом «страна Манна» в урартских и ассирийских письменных источниках обозначалась в виде kur.mаnа[11], а самоназвание жителей «страны Манна» должно было быть «маннеец», то есть kurmand (kurmandj). Ни у кого из авторитетных ученых-востоко­ведов не вызывает сомнения, что в этногенезе курдов непосредственную роль играли племена манны и мидии, обитавшие в бассейнах озер Урмия и Ван, в Месопотамии и в горах Загроса. Известно, что урартские тексты государство Манна называли «страной Манна». Ассирийские же источники почти всегда называли его «страной (племенем) маннеев» (Мât Маnnâi)[12], а мидян называли mаtâjа[13]. Отсюда и очевидность непосредственной связи между «Mât Маnnâi» и «Маtâjа» и Mada—Мâtа—Мa(n)d →kurmandj = «я — маннец/мидиец», или «я из страны маннеев/ мидийцев».

К слову, необходимо отметить, что принятие научным миром такого объяснения способствовало бы разрешению и научных споров вокруг слова «Уmmаn Маndа» ассиро-вавилонских источников. В «Хронике Гэдда о падении Ассирии», составленной на нововавилонском диалекте аккадского, речь также идет о войске «Умман Манда». В хронике сообщается, что в 12 год в месяце абе (июле-августе 614 года до нашей эры) «мидянин», взяв штурмом город Тарбиц, двинулся на священный город ассирийцев Ашшур. «Царь Аккада (Вавилони) и войско его, которые шли на помощь мидянину, бая не застали, Ашшур был разрушен». Далее из хроники мы узнаем, что под «мидянином» подразумевается «Царь Умман Манды Умакиштар (Киаксар, Uvахishtrа, иранск. Нuvахshuга)[14]. Таким образом, в «хронике» Мидийское царство вместо «Мадай» (как и Вавилония - Аккад. - Л.М.) называется термином «Умман Манда» как более широким[15]. В вавилонских источниках, например, в так называемом «Сиппарском цилиндре Набонида»рассказывается о последнем мидийском царе Астиаге: «В начале моего вечного царствования ... (бог) Мардук говорил со мной: «Набонид, царь Вавилона, на упряжных лошадях твоих вози кирпичи, строй (храм) Эхульхуль (в Харране (в г. Урфа. - Л.М.) и сооруди в нем жилища (бога) Сина, великого владыки». Почтительно говорил я владыке богов Мардуку: «Этот храм, который ты приказал строить, - его окружило войско Манда (Уmmаn Маnda и громадны силы его». Мардук же говорил мне: «Войско Манда, о котором ты говоришь, не будет ни его, ни страны его, ни царей, его помощников». При наступлении третьего года Кир, царь Анзана, его малый раб поднялся на него, своим малочисленным войском рассеял обширное войско Манда; Ishtumegu, царя Манды, он захватил и забрал его пленным в свою страну». Так называемая «Хроника Набонида» (И.М. Дьяконов считает ее продолжением «Хроники Гэдда») сообщает: «... (Ishtumegu, читай Иштувег, царь Умман Манды) войска собрал и пошел против Кира (Кuгаsh) царя Аншана, чтобы захватить его ... а (что касается) Ishtumegu - то войско его восстало против него; он был захвачен и Киру (они его) отд(али). Кир в Экбатане maт Аgamtanu), царском городе, - серебро, золото, богатство, имущество и (живой) полон (?) из) Экбатаны они (?) полонили, - и он забрал в Эншан; богатство, имущество...)[16].

Речь идет о событиях 550 г. до нашей эры, когда Кир, внук Астиага от его второй дочери и перса, в результате измены мидийского полководца Гарпага, который перешел на сторону персов, отнял власть у своего деда и объявил себя царем Персии и Мидии..Фактически это был «внутрисемейный» дворцовый переворот, которых так много было в истории, повернувший курдскую историю вспять и положивший начало трагедии этого народа.

Таким образом, даже спустя полвека после уничтожения, ненавистной Ассирийской державы (в 612 г. до нашей эры) и в 550 г. до нашей эры понятие «мидийцы» и «Умман Манда» для вавилонских источников были тождественны. Видеть в «войске Умман Манда» (переводят как «сильные манды» или же «неизвестное войско») эламитов[17], скифов или киммерийцев[18] нет никаких реальных оснований.

После победы Кир назначил Ойбайра сатрапом в Мидию. «Так следует понимать выражение «Мug-Ьа-ru Аmel реhat Мat Gu-ti-um в «Хронике Набонида» (III, 15)»[19]. Гутиум, по мнению И.М. Дьяконова, Мидия, а по мнению X. Тэдмора - Мана (Манна. - Л.М.)[20].

В этом разночтении нет никакого противоречия. Нас же ныне не удивляет то обстоятельство, что, например, страну, которую русские называют Германией, курды называют Алмания или Албанию турки называют Арнавутом. И такие примеры не единичны.

Из всего вышесказанного очевидно, что как древние источники, так и современные ученые не всегда проводили границу между этническими и географическими понятиями, как это имеет место в нашем случае с Мадами - Мандами -Умман Манда и Мидией - Гутиум - Манна.

Видный армянский историк XIX века Николай Адонц писал, что «первоначально только на земле куртиев (курдов. - Л.М.), позднее - по соседству с ними жили matiani. Данные древних авторов подтверждаются заключениями новых исследований о том, что народ mati не только по крови, но и по имени родственный с мадами, mada. Другая форма этого же названия mапоiа; так называется в ассирийских надписях народ, царем которого был Астиаг. Мада относится к mand так, как mati к manti...»[21]. Академик С.Т. Еремян считал, что «мары тождественны с матиенами (хурритами. -Л.М.)» и что «мады были известны у армян обыкновенно под именем маров; mаг также восходит к mada»[22]. Армянские источники однозначно под словом марк, мурк и мар подразумевали исключительно Мидию и мидян - нынешних курдов. Армянские источники ХIII-Х1Х вв. называли Курдистан Страной Маров и под племенами маров подразумевали курдов[23]. Закарий Канакерци, армянский историк XVII в., писал, что «мары», то есть курды, (живущие) по ту сторону горы Масис, объединились и вздумали двинуться на долину Шарура...[24]. «Армянская анонимная хроника 1712-1736 гг.» также сообщает, что Абдулла паша перед началом штурма (османами) Ереванской крепости «послал за помощью к марам (курдам), которые ... прислали 35 тысяч воинов...[25].

Албанские (кавказские. - Л.М.) источники под марами также подразумевали исключительно курдов. Есаи Хасан Джалалян, потомственный албанский князь, писал о границах иранского государства, которые проходили «... вдоль границ маров (курдов)...»[26].

Все вышесказанное дает основание сделать заключение о том, что Маdа, Маti, Маnti, Маnа, Маndа, Umman Маndа, Маri «как параллельные формы являются диалектическими особенностями»[27] (16-418) и это, без сомнения, та этносоциальная и культурная среда, в которой образовался курдский народ и приобрел самона­звание «курмандж». Неоспоримым фактом является и то, что эти племена жили на территории, которая в настоящее время целиком, правда, на некоторых окраинах в несколько усеченном виде, находится в границах нынешнего Курдистана. Государство Манна было расположено в бассейне озера Урмия. Мидия - это «страна Аратта» («горная страна») из шумерских источников и «Джибал» (по-курдски «джи» - место, «бал» - высокое, т.е. «гористая местность») из арабских источников, и нынешний Иранский Курдистан. Маитанни (а затем Митанни) в XIV в. до нашей эры охватывала иранскую и турецкую части нынешнего Курдистана. По утверждению немецкого профессора Эгона фон Ельктеда, государство Ассирия «первоначально было кутийско-курдское государство»[28] территория которого охватывала Верхнюю Месопотамию, куда входят целиком иракская и сирийская части нынешнего Курдистана. В результате политического усиления этих протокурдских племен все эти территории были объединены в период Мидий-ской империи (612 г. до нашей эры - 550 г. до нашей эры). В.Ф. Минорский писал, что курды, одни из самых древних жителей Востока, и вероятнее всего, являются настоящими наследниками мидийцев. Теперь становится ясным, почему племена, говорящие на диалекте сорани, называют себя курманджи. Некогда могущественное курдское племя бабан ныне проживает в районах Сулеймания, иракской, и Сенне, иранской частей Курдистана. Владения династии Бабан с центром в Шахрбазаре располагались к югу от Малого Заба и охватывали всю современную область Сулеймания и часть района Эрбиля. Эта конфедарация племен своим родоначальником считает некоего «Баба». Многие ученые склонны видеть в нем конкретное историческое духовное лицо. Источники свидетельствуют о другом. В ассирийских надписях в форме ВаЬhi (РаЬhi), а в хеттских текстах из Богазкойа в форме ЬаЬаnhi, рараnhi, рараhi и в египетских надписях в форме рbh упоминается о «стране Бабанахи» (Кur Ьа-bа-nа-ahi). Эта страна локализуется в районе слияния Восточного и Западного Тигра (юго-западнее Ванского озера). Академик Г.А. Меликишвили считает, что название страны Бабанахи (Бабанхи, Папанхи) образовано «от хурри-урартского слова ЬаЬа (рара) «гора» и буквально означает «горная страна»[29] (10-231). Причина того, что бабаны называют себя курманджи, несмотря на диалектовое отличие от «курманджей», как раз и кроется в том, что «страна Бабанахи» всегда была в тесной связи и входила в состав Маннейского царства. То же самое можно сказать и окурдской племени барзан.

Из так называемой «торжественной надписи» ассирийского царя Саргона II (722/1 - 705 гг. до нашей эры)[30] и его надписи, воздвигнутой на острове Кипр[31], мы узнаем о том, что Саргон II в 714 г, до нашей эры, разгромив Мусасир, захватил царя Мусасира Урзана, «жену его, сыновей его, дочерей его, всякое имущество с 20170 людьми с их скотом, богов его Халди, Багмашту с их многочисленным богатством». В VII в. до нашей эры город Мусасир являлся главным священным городом Урарту. Бог Халди был Верховным богом пантеона урартцев. Его супругой, верховной богиней урартцев была AruЬа(i)ni (вариант Uarubani). В Мусасире она выступает под иранским названием «Багмашту»[32]. Это несомненно указывает на иранский характер населения Мусасира - нынешнего г. Ревандуза в иракской части Курдистана.

На территории сатрапии Баршуа было население URU a-Ьur-zа-ni-ni[33] (127 III, 37). Баршуа находилась южнее Урмийского озера и с востока непосредственно примыкала к стране Мана. Близость этих стран подтверждается ассирийскими и урартскими источниками. Таким образом, этническая близость населения Манна - Мусасир - Баршуа не вызывает сомнения. О дальнейшей судьбе плененных Саргоном II 20170 человек мы узнаем из древнесирийской хроники города Карка де бет Солох (нынешний город Киркук в Иракском Курдистане)[34]. По словам сирийского летописца Мар Шапурбараза, мидийский царь Арбак, усилившись, «вос­стал против царства ассирийцев» и отобрал у них области, а затем пришел в землю Бет-Гармай. «Государство Гармай, область, в которой он воцарился, простиралось от реки Заб и до реки Деклат (Тигра), от Деклата до реки Атракон, также называемой Тормара, и до земли Ладаб и горы Шеран и до Малого Заба». «Царек» Гармая, теснимый царством Арбака, вынужден был добровольно подчиниться Ассирийской державе. Саргон (Саргон I — Л.М.) построил там город «и по своему имени назвал город, который построил, и освободил его (букв, «и сделал его сыном свободных»), и дал ему всю область, в которой он был посажен в качестве рабов. Он построил в городе, который он посадил, дворец, переселил в город знатных царства (текст Гоффмана имеет добавление: «и переселил в него род из той земли Асур из знатных царства»). Один знатный, по имени Бурзан, построил городу маленькую крепость, основав ее в долине, и стену маленькую устроил ему. Вместе со своим родом и большой семьей он собрал и поселил там около тысячи человек из Асура, часть за стеной и часть вне стены». Идентичность царя Урзана из Мусасира и «знатного по имени Бурзан» не вызывает сомнения. И «Хроника» прямо указывает на то, что Саргон, построив город, разместил там пленных (рабов) и, освободив, «сделал его сыном свободных». Можно с уверенностью утверждать, что населяющее территорию области в верховьях Большого Заба крупное курдское племя барзан своими корнями восходит именно к этим древним поселениям. На это прямо указывает и русский ученый 0. Вильчевский[35]. Как выходцы из Маннейского царства, курды этого племени называют себя «курманджи» несмотря на свой соранийский диалект. Поэтому можно констатировать факт, что все эти родственные друг другу в языковом и этническом отношении древние племена свое имя передали на территорию своего расселения и в дальнейшем получили самоназвание от государственного образования Манна - Мидия.

Слова «Мана», «Манна», «Мад», «Мата», «Манд», «Мар» широко представлены в ономастике и топонимии Курдистана. Слово "манг" (mаng) в соранийском диалекте означает «луна». Ареал расселения курдов - территория Курдистана по форме напоминает полумесяц. Может быть, и древние курды называли свою страну «Страной Полумесяца»? И сегодня среди курдов-езидов бытует выражение «Маngа Xatuna Ferхan» (эмансипация зороастрийского женского божества Ардвисура/Анахид), означающее источник духовного возрождения, источник духовности, первоисточник святости. Известно, что одну из дочерей мидийского царя Астиага звали Мандана. Известный турецкий историк курдского происхождения Гурдал Аксой слово «Маndana» переводит как «большой бык»[36]. Среди названий курдских племен в разных диалектах имеется много племенных названий, содержащих слово «бык», «бычий», «уставшие быки» и т.д. Мы также знаем, что в древнем мире обожествление животных было широко распространенным явлением. Герой известного шумерского эпоса «Гильгамеш» в своем имени тоже отражает название этого сильного животного. Среди курдских племен очень много со схожим корнем «ман» — манес, мандуми, манганлы, мендка, мангарадар, мангермови, мангур, манташлу, манка и др. Известен и древний курдский княжеский род Манд. Шараф Хан Бидлиси писал о правителях «Килиса, что из рода Манташа, — Манд»[37]. Знаменитые Джанполади, сподвижники курдского народного героя Кер-оглы, были из этого рода. Курдские собственные мужские имена Меndi, Маndо, Маnо и др.[38] совсем не случайны в разных уголках Курдистана.

К сожалению, несмотря на очевидность вышеприведенных фактов и по сей день история курдов и их родины - Курдистана зачастую сознательно замалчивается или искажается, что приводит к неправильному освещению истории Передней Азии в целом. История и Политика - сестры-близнецы. Политика, построенная на лжи «под­линно-исторических фактов» - это большая кровь и несчастье для всех народов, живущих в данном регионе, и для угнетенных, и для угнетателей.

Народ, угнетающий другой, сам не может быть свободным. Объявить курдов «горными турками», «иранцами, утратившими свои национальные особенности», отказать им в элементарных демократических свободах - это не только беда курдского народа, но и черная страница позора для всего человечества. Курды не «ошибка истории», как считают некоторые наши враги и завистники. Нет. Мы жертва обстоятельств и своей собственной неорганизованности. Никому не следует забывать, что одну из самых сильных держав древнего мира - Ассирийскую империю именно курды стерли со страниц истории. Что в 1710-1560 гг. до нашей эры митанништская (хурритская) династия Хиксосы правила Древним Египтом. Спустя почти полторы тысячелетия подвиг своих славных предков повторил великий курдский полководец и государственный деятель Салах ад-Дин Айюби. Древняя Месопотамия шепотом произносила имена кутиев, которые больше века были владыками Ближнего Востока. Именно наши предки образовали такие сильные государства, как Манна, Мидийская империя.

Курдский народ заслуживает того, чтобы к его истории подошли с уважением не только сами курды, но и окружающие их народы и ученые всего мира.

[1]Шараф -Хан ибн Шамсадчин Бидлиси». Шараф-наме. Т. I. С. 82. М., 1967.

[2]Мах Шараф Ханум Курдистани. Хроника Дома Арделан. С. 47. М, 1990.

[3]ХусравибнМухаммед Баш Арделан. Хроника. С. 100. М.: Наука, 1984.

[4]Мах Шараф Ханум Курдистани. Хроника Дома Арделан. С. 195. М, 1990.

[5]Там же, с. 153.

[6]Васильева Е.И. Юго-Восточный Курдистан в XVII - начале XIX вв. С. 80. М., 1991.

[7]Аристова Т.Ф. Материальная культура курдов XIX - первой половины XX в. С. 12. М., 1990.

[8]Капанцян Г. И. Историко-лингвистические работы. Хайаса - колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история. С. 140. Ереван, 1956.

[9]Капанцян Г. И., ук. соч., с. 136.

[10]Кьера Э. Они писали на глине. Рассказывают вавилонские таблички. С. 33. М., 1984.

[11]Ментешишвили ГА Урартские клинообразные надписи (указатель). - Вестник древней истории. 1954. № 1. С. 243.

[12] История Мидии. С. 174. М.-Л., 1956.

[13]Там же, с. 301.

[14]Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту, № 81. - Вестник древней истории. 1951. № 3. С. 244-247.

[15]Дьяконов И.М. История Мидии. С. 307. М.-Л., 1956.

[16]Дьяконов И.М. История Мидии. С. 414-415. М.-Л., 1956.

[17]Мазетти К. Конец ассирийской державы и ассиро-скифские отношения. -Вестник древней истории, 1979. №4. С. 23.

[18]Дандамаев М.А. Данные вавилонских документов VI - V вв. до н.э. о санах. - Вестник древней истории. 1977. №1. С.31.

[19]Дьяконов И.М. История Мидии. С. 422. М.-Л., 1956.

[20]Тармор X. Три последних десятилетия Ассирии//Труды XXV Международного конгресса востоковедов. Т. I. С. 241. М., 1962.

[21]Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. С. 418-419. Ереван, 1991.

[22]Дьяконов И.М. История Мидии. С. 353. М.-Л., 1956.

[23]Даврижеци А. Книга историй. С. 49. М., 1973.

[24]Закарий Канакерци. Хроника. С. 82. М., 1969.

[25]Армянская анонимная хроника 1722-1736 гг. С. 11. Баку, 1988.

[26]Есаи Хасан -Джалалян. Краткая история страны Албанской (1702-1722). Баку, 1992. С. 13. (на азербайджанском языке.

[27]Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. С. 78. Ереван, 1991.

[28]Egon Von Eleckkctedt. İlk Çaglardan Günümüze. Türkler, Kürtler, İranlılar. S. 78. Istanbul, 1993 (на тур. яз.).

[29]Ментешишвили ГА Урартские клинообразные надписи (указатель). - Вестник древней истории. 1954. № 1. С. 231.

[30]Дьяконов И.М.. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту, № 81. - Вестник древней истории, 1951, № 3. С. 54(72)-40.

[31]Там же, с. 208.

[32]Вестник древней истории.1978. № 2. С. 38-40. Надписи Саргона II.

[33]Вестник древней истории.1978. № 2. С. 38-40. Надписи Саргона II.

[34]Пигулевская Н.В. Города Ирака в раннем Средневековье. С. 47-49. М.-Л., 1956.

[35]Вильчевский 0. Курды. Введение в этническую историю курдского народа. С. 90-91; 98-99. М., 1961.

[36]Gurdal Aksoy. Kürt dili ve söylençeleri üzerine incelemeler Ankara. 1991.С.180 (на турецком языке).

[37]Шараф -Хан ибн Шамсадчин Бидлиси». Шараф-наме. Т. I. С. 274. М., 1967.

[38]Атед Tigris. Nаvеn Кurd.5tокholm, 1990 (на курдском языке).







Курдистан Рапорт. 1998. № 18. С. 23-26.
Просмотров: 2429 | Добавил: Shaliko | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar